Новости мира религий Общество и религия СМИ и литература


леваева фото леви

2017-10-20 23:14 одна религия ничуть не хуже другой Нет ни одной, исповедуя которую, нельзя не стать




У одной дамы жил шнауцер. Приболел он как-то, бедняжка, ходит неровно, будто голова у него кружится, падает иногда. Ну, повела его дама к ветеринару. Рассказала ему все, осмотрел он шнауцера и говорит: - Случай простой, хоть и редкий. У него в ухе отрос жесткий волос, давит ему на нерв, вот у него голова-то и кружится. Я вам выпишу очень сильнодействующий крем для удаления волос, помажете ему в ухе и все пройдет... Пошла дама к фармацевту. Дала ему рецепт, он сходил за лекарством, возвращается и говорит: - Вот ваше лекарство, но имейте в виду: доктор почему-то прописал вам очень большую дозировку, будьте очень осторожны. Если вы будете применять крем на ногах, то используйте половину назначенной дозы. Если на руках - то четвертинку дозы. А если же вдруг на лице, то лучше эту четвертинку применять через день. Дама (смущаясь): - Вообще-то это для моего шнауцера... Фармацевт: - Аа-а... Понятно... Ну тогда одну восьмую дозы, и три дня не ездить на велосипеде...


Я встретил девушку - полумесяцем цикл!






Милая девушка с парнем гуляли, Вдруг оба споткнулись и оба упали, Нету печальнее в мире куплета - Больше не девушка ЖЕНЩИНА эта


По Охлобыстину (№2) военно-морской вариант. Давеча рассказывали, как в пехоте ломами влагалище рыли… Сильно. На флоте вообще, а на подводном в частности подобная коллективная терапия как-то не прижилась, а вот касаемо персональной,- тут полный полет фантазии. Было это так. Я тогда служил на дизель-электрической подводной лодке, на Северном флоте. Кто не знает что такое «дизель», скажу одно - со времен пионеров-первопроходимцев подводников мало что изменилось. И технически и бытово. И довелось мне обитать в одной каюте с корабельным доктором. Человек он в общем добрый, отзывчивый (был тогда). Но. Каюта докторская, она же и его боевой пост. И все время пока лодка в море доктор в ней (каюте) томится. Я-то в каюту только спать прихожу - вахты, тревоги, погружения, всплытия. А каюта докторская напоминает новомодные шкафы-купе, но не комфортом, размерами. И бедный доктор от вынужденного одиночного заточения медленно офигевает. Посидите-ка три недели в шкафу! Детективы всякие он не любил, шахматы не интересовали, в карты сам с собой много не наиграешь. Единственной радостью доктора было выйти покурить на ходовой мостик, после обеда (ежели лодка в надводном положении). А основным времяпровождением был здоровый сон (на третьи сутки и это давалось доктору с трудом - даже при помощи фенозепама). И вот однажды… Лодка в море уже с неделю, доктор на фенозепаме по брови, выполз к обеду, откушал, и побрел в центральный пост (чтоб на мост выйти). Я в каюте расположился, отдыхать после вахты собрался - но тут дверь слетает с салазок - в каюту вваливается, пыхая гневом, доктор. Рожа перекошена, слова только нецензурные, зубы скрипят. Выясняю - не пустили доктора на мостик курить. Командир не пустил. За что? А вот за что - в каждой части есть свое «чадо»- слабо, хило, дохло обиженное. Причем не трогает его никто, оно само по себе такое, причмурнутое. В нашем экипаже это чадо носило чудную фамилию - Буханьков. И вот об это самое чадо споткнулся Командир, проходя по отсеку. Чадо лежало в уголочке, около боевого поста и всем видом показывало, как ему чаду плохо. Командир поинтересовался, чего ж это приключилось с героем североморцем. И давай чадо канючить, как ему плохо, и все у него болит. Так сходи к доктору, посоветовал Командир. Ходил, отвечает чадо, но доктор все время спит (надо понять, после фенозепама), а если его будить - ругается. Матерно. Ладно, сказал Командир, примет тебя доктор. А тут доктор сам к Командиру вылез и на глаза попался. Результат - вердикт Командира: пока Буханьков жалуется на здоровье, доктор не курит. И радостно так руки потирает Командир, и есть от чего - Буханьков косила известный, достал всех, так что либо док находит ключи от его болезни, либо… Прочный корпус с людьми творит странные вещи…. Сидит доктор, ругается, папу маму Буханькова поминает. А у меня мысля - док, говорю - а давай Буханькову гланды вырвем? Док опешил - как? Ну как, учебно-тренировочно, не фактическим же пуском. Попугаем слегка, инструментом помахаем перед носом - у него хворь вся пройдет. А надо отметить, врачебный инструментарий у нас на корабле был богатый - даже щипцы для удаления зубов, и роторасширитель. Только все изрядно покрыто ржавчиной. Значит, достает доктор весь инструмент - стоматологический, хирургический, раскладывает на столе - вид фантастический. Вызывает Буханькова. Радостный Буханьков прилетает к доктору. И начинается. Доктор симптомы выспрашивает. Достал откуда-то жуткую книгу-пособие по военно-полевой хирургии, с цветными иллюстрациями: полости огнестрельных ран, травматическая ампутация, ожоги - кошмар полный. Рассматривает рисунки и головой так в такт Буханьковым словам кивает. Буханьков симптомы излагает, но энтузиазма в голосе все меньше и меньше - декорация работает - инструмент, книга, мрачный доктор. От симптомов перешли к осмотру - док шпатылем к Буханькову в пасть залез, язык прижал, посмотрел. Да, грит, беда - у тебя, матрос, гланды воспалились. Если не начать оперативное вмешательство - можешь и умереть. А это не больно, вмешательство? - робко интересуется чадо. Не почувствуешь, - мрачно ухмыляется док, вытащив из кучи инструмента шипцы для удаления зубов и стирая с них ваткой ржавчину. Док, может спиртом? - вмешался я, кивая на ватку и ржавчину. Да, да, может спиртом, - суетится чадо. Кто из нас доктор? - рыкает док в ответ, и продолжает удаление ржавчины с инструмента, только теперь он на ватку еще и поплевывает. Короче, вскорости он завершает свои манипуляции. Вдевает бедному чадушке в пасть роторасширитель, раскрыв его на полный, и лезет туда своими щипцами. Чадо мычит. Дергается, но деться ему некуда - сзади я его за плечики нежно придерживаю, к стульчику прижимаю. Док для полноты ощущений пощелкивает щипцами в пасти. Аккуратно, чтоб не дай боже чего не повредить. Пощелкал он так, с минуту может. Нет, говорит, сложный у тебя, Буханьков, случай. Надо полостную операцию делать, горло вскрывать. Чадо в ауте - лечиться уже не хочет, и жалеет, что не остался там, куда его док спросонья посылал. Но, - грит док, - эта операция сложная. Давай, грит, сперва температуру померяем - если она у тебя в норме - в базе и резанем. А если нет - не обессудь, как сможем, но драть гланды будем тебе здесь и сейчас. И градусник дает. Никогда в жизни не видел, чтоб так старательно боец температуру СБИВАЛ. Когда мы у него градусник отняли, выяснили - он ей, температуре, выше 36 еле дал подняться. Посмотрел док, покхекал, посомневался, а не 37 ли? Чадо рвалось на фашистский крест и клялось, что температуры нет. Ну, может, все-таки горло, - сомневается док. И горло в порядке, - верещит чадо. Ладно, - смилостивился доктор, - но смотри, ежели вдруг тебя в сон потянет, голова заболит, тошнить будет, температура подымется - я уже и не помню весь перечень симптомов, суть его проста: шаг влево или вправо - это гланды, драть немедленно к чертовой матери. С тем и отпустил чадо. Не забыв оповестить про «симптомы» экипаж. И стоило бедному чадушке склонить главу, как появлялся кто-нибудь заботливый и участливый, интересовался, а не плохо ли, не болит ли горло, не позвать ли доктора. При поминании доктора Буханьков менялся в лице и бодро отвечал, что ему хорошо, только вот спать хочется - за что тут же и огребал, по полной. Характер у Буханькова не изменился, но на вахтах более не спал, а к доктору до самого ДМБ даже и не подходил. Один только вопрос я иногда задаю себе - а если б Буханькову гланды удалили в детстве, какое место мы б ему учебно-тренировочно «удаляли»? И ведь наверняка нашли бы, прочный корпус, знаете ли…. Горилыч